О Компании Статьи и рекомендации Вакансии Стоимость услуг Вопросы и отзывы «Черный список» Контакты
НУЖНЫЕ ЛЮДИ
Мы в соц.сетях:
     
 

...из жизни гувернантки...

3777 просмотров

...из жизни гувернантки...

"И знайте, это очень хитрый ребенок. Она попытается манипулировать вами. Если однажды дадите слабинку - надолго станете членом группы танцоров под ее дудку". Улыбка собеседника по окончании фразы не дала ей прозвучать как заклятье. Высокая белокурая женщина миссис Торнсмит делала "чиз", а энергичный брюнетмистер Торнсмит продолжал наставлять меня: "Никакого телевизора, никаких комиксов, никаких сластей". Короче - никаких радостей не полагаюсь их 12-летней дочери Пайзе Торнсмит.

Двух вещей никогда не бывает много: денег и приключений. Устроившись однажды летом в семью "американцев, делающих свой бизнес в России", я надеялась получить и то, и другое. К слову, семья американцев состояла из мамы - шведки и папы -русского мигранта со стажем. А также деспота дочурки, чей нарисованный образ уже обещал мне больше проблем намою юную голову, чем денег в кошелек. Но кто не рискует, тому потом не о чем вспомнить.

День первый. Шоколадный киндер...

"Знакомьтесь, это наша Лайза". Я обомлела. Из комнаты вышла уменьшенная копия топ-модели Наоми Кемпбелл Согласная я:) 12-летняя мулатка со взглядом Маугли и пластикой пантеры Багиры. В момент забылись все сказки народов мира, выученные на английском языке по случаю. Мне предстояло развлекать и опекать создание одного со мной роста и размера. "Будь умницей, дорогая. Слушайся Лику. Увидимся вечером", не снимая улыбки, произнесла миссис Торнсмит и скрылась за железными дверями.
...Наши первые с Лайзой минуты я постаралась скрасить, скопировав для девочки добродушный оскал ее мамочки.
- О' key... - в голосе Лайзы нельзя было не заметить вопроса.
- Знаешь, Лайза, сегодня мы отправимся в одно очень интересное место...
- Change (переоденусь)! - не дав мне закончить, отрезка собеседница и исчезла в ванной. Через мгновение она явилась, одетая в такие же джинсы и майку, что была до того, но другого цвета. Брючки были облегающими, а майка едва прикрывала плоский негритянский живот.
Итак, куда мы сегодня идем? В Кремль.

Американской школьнице предстояло испытать все прелести общественного транспорта Москвы в час "пик". Завести беседу по дороге мне не удалось. Эмоции девочка выражала словами : "yes" или " по". А на предложение занять свободное сиденье громко прореагировала: "Это опасно! Бактерии". Мы уже шли по Тверской, и на шоколадную Лолиту с голым животом оглядывались "посмотреть " абсолютно все. Вдруг она остановилась. Закрыла лицо руками. Воскликнула: "Почему эта люди пялятся на меня? Из-за того, что я черная? Они что, не понимают, как я здесь оказалась? Они ненавидят черных?"
- Послушай, все просто восхищаются тобой. В Москве хватает цветных ребят, но симпатичная черная девушка это редкость. Пожалуйста, успокойся (0 боги, она действительно плакала! ).
- Может быть, съедим мороженого, Лика?
- Почему нет, - ответила я. "Потому, что родители запретили кормить ее сладким", - вмешался внутренний голос. Но ведь нам есть что отметить: первые полдня прошли удачно. Лайза проявила признаки человеческого существа. И мы, кажется, подружились.
Через минуту мы заседали на лавочке в Александровском саду, болтали и наслаждались эскимо. Пошел дождь. И мы с хохотом открывали неподатливый зонтик. Посетили Кремль.
А дома поели хот-догов. И весело просмотрели последние новинки МТV по телевизору. Короче - день удался.

День второй. Жук

- Вчера вы совершили недопустимое: накормили Лайзу чем-то сладким и жирным. Включили ей телевизор. Надеюсь, этого больше не повторится. - В жизни не видела более нахмуренного человека, чем мистер Торнсмит во время этого монолога.
- Какие у вас планы на сегодня?
-Мы пойдем в лес.
- Очень хорошо. Только, по-моему, она не в настроении,
- отрезал "добрый" папа и выразительно громыхнул железной дверью. ..
- Здесь очень грязно, - Лайза ковырнула носком ботинка темную кашицу земли. - Давай вернемся.
- Здесь точно так же, как в лесах всех стран мира. Хочешь, сыграем в догонялки? Бет за мной!
Через пару секунд легкой пробежки она повалилась на землю, схватилась за ногу и громко закричала:
-Больно, спасите!
- Где болит, что случилось?
- Ядовитый русский жук укусил меня в ногу. Мне нужна помощь.
- Стоп, Лайза. Ты просто ужалилась крапивой. Никаких "русских жуков" на свете не существует, - произнесла я почти радостно.
- Нет есть. Я требую, чтобы мы вернулись домой.
- No comments, как говорят американцы. Чтоб их покусали русские жуки!

День третий. Африканские страсти

- Доброе утро, Лика. Хорошая погода за окном. Надеюсь, сегодня вы не останетесь дома. Было ощущение, что миссис Торнсмит когда-то в детстве очень крепко завязали косички. И теперь у нее получается разговаривать с людьми только "всеми зубами".
Нет. Мы пойдем в Третьяковскую галерею...
-Я все это уже видела в Лувре, - сообщила Лайза после очередного образцово-показательного зевка.
- Ты не могла там видеть ничего подобного.
Нет, я видела! Не спорь со мной, Лика. И вообще, я умираю, как хочу пить.
Мы не заметили, как стали частью какой-то бесконечной гудящей очереди за едой и напитками. От жары и долгого стояния Лайза не на шутку прослезилась. Единственный продукт доступный и соблазнительный - мороженое-шарик на хрустящей вафле был запрещен.

В концлагерях людей мучают потому, что они враги. Но зачем мне издеваться над маленькой хрупкой девчушкой. К тому же ни в чем передо мной невиноватой? Ну не сделается же она похожей на Мэми из фильма "Унесенные ветром" от пары порций сладких замороженных шариков! Два земляничных и одно фисташковое были уничтожены со скоростью мысли. Еще одно, малиновое, было съедено как-то, я бы сказала, ласково. Облизав губы последний малиновый раз, Лайза очень громко засмеялась. Я вытаращила глаза от удивления, а она захлопала в ладоши от удовольствия. В тот день собравшиеся во дворике перед Третьяковкой могли наблюдать народные африканские танцы в исполнении Лайзы Торнсмит.
Танцуешь ты здорово, Лайза. Но здесь слишком много народу, А у нас не принято выплясывать на улицах, словно на пьяной ярмарке. Как же она хохотала, Боже мой!
- А у нас это было принято! Мы зажигали факелы, собирали подданных и устраивали танцевальный день.
- Кого-кого вы собирали? В ответ на мой вопрос хитрый взгляд миндальных карих глаз. И прямо-таки демонический шепот: - Лика, я признаюсь тебе кое в чем. Ты должна знать: Фил не мой отец. Мой папа африканский король. Моя мама королева, а я сама - принцесса. Мы были очень богаты. Имели рабов, которые носили нас на носилках. Потом соседнее королевство вступило с нами в войну. Мы разорились. Мама забрала меня и уехала в Америку. Вышла замуж за Фила. Но я никогда не стану любить Фила так, как своего отца. Никогда... Впервые за последние полчаса я взглянула в глаза своей подопечной. Она была абсолютно "косая". В смысле, совершенно нетрезвая. Она даже плюхнулась на свободное сиденье в вагоне метро. Лайза Торнсмит распевала неразборчивые песенки по-своему, по-африкански.

Вечером я осторожно спросила у миссис Торнсмит. - Скажите, вы запрещаете есть Лайзе сладкое, боясь, что она потолстеет?
- У Лайзы повышенное содержание фермента "В" в мозге. Продукты, содержащие сахар, действуют на нее, как алкоголь...
- Мне стыдно... Но я хотела, как лучше.


День четвертый. С продолжением...

- Милая Лика, не могла бы ты поработать дополнительно сегодня вечером?
Я согласилась. А Лайза напряглась. Когда мы остались в комнате вдвоем, злобно выдала:
- Ненавижу этого Фила. Он хочет разлучить меня с мамой.
Резкий разворот в мою сторону: - Не собираюсь проводить вечер с тобой.
- Выбора нет, Лайза. Твои мама и папа идут на важную встречу.

- У меня есть бабушка. Она живет во Флориде.
- Но вряд ли старая женщина прилетит из-за океана, что бы скоротать с тобой вечерок.
- Она любит меня. Она считает меня хорошей.
- Я тоже считаю тебя хорошей.
- А я буду плохой. Сегодня вечером, когда останусь с тобой, обязательно буду плохой.
На-до-е ло.Бр-ррр!
- Знаешь, Лайза, а не поехать ли тебе во Флориду? К бабушке...
- А это идея!

Вдохновленная, она отправилась делать "change".

Мы ехали в Музей революции. Бог весть зачем, нашему неродному папаше безумно захотелось, чтобы "потомок" африканских королей узнала и увидела, кто такой был Ленин. Владимир Ильич. Пока две девочки, одна чернее другой, стояли в очереди за билетами, случилось веселое событие. К нам подвалили (ну не могу я здесь употребить более интеллигентное слово) трое турков в настоящих турецких чалмах. Сначала они просто метали жаркие взгляды в нашу сторону, а потом подошли. И обратились к моей спутнице на неведомом, тарабарско-негритянско-турецком языке. То есть на очень быстром английском. Она улыбнулась и ответила им тем же. А я стояла абсолютным "чайником": всеми забытая и ничего не понимающая. Спустя минуту один из поклонников в шапке нежно взял Лайзу за руку и потянул в свою сторону. Я встрепенулась:
-В чем дело?
- Мы договорились погулять с этой девушкой, - ответил мне турок. По-русски.
- Эта девушка не гуляет, - отрезала я и постаралась уничтожить противников злым и огненным взором.
- Простите, простите. Турецкие подданные ретировались. А Лайза сказала. -"sheet".

В музее мисс Торнсмит получила эмоцию удивления: "Оказываться, Ленин был не очень красивый! " Это обстоятельство ее расстроило. На обратном пути она клянчила у меня шоколадку:
- Ну Лика, купи мне "Сникерс", а я поделюсь им с тобой.
- Не куплю.
- Beach.
- Чего?
- Пляж. Я хочу на пляж. Мне все здесь надоело.


Вечер обещал быть знойным. В смысле Лайзы Торнсмит на моей шее в неурочное время.
- Я хочу посмотреть телевизор.
- Твой папа просил нас сегодня обойтись без телевидения.
-Он мне не папа.
- Все равно он просил.
- Я сама возьму и включу.
- Не включишь. Я спрячу пульты.
Пришлось-таки применить крайние меры: засунуть два механизма травления подальше в шкаф. А Лайза объявила мне бойкот. Так мы и существовали до прихода родителей безмолвно, обиженно и скучно. Чуть развлеклись пустым чайком и -вновь покорно закрыли рты.

День пятый. Последний

На следующее утро меня разбудил настырный телефонный звон:
- Лика, это миссис Торнсмит. Вчера вы поступили правильно, но сегодня нам необходимо включить телевизор Куда вы дели пульты?
- Они в шкафу, на верхней полке.
- Спасибо. Да, кстати, мы решили отправить Лайзу к бабушке во Флориду до конца лета. Ваши услуга нам больше не понадобятся. Но заплатят вам, как и обещали, ровно за месяц.
И тогда я расстроилась. Осознала вдруг, что мне будет не хватать этой девочки, А главное, я поняла причину ее капризов.

Как в моем советском детстве в пионерском лагере, когда только что попал в незнакомое место. Когда все баранки и ириски уже съедены, мальчики еще не приглашают танцевать, а простынки слишком сильно пахнут хлоркой, очень хочется к маме. Ты прячешься по углам, глотаешь слезы, пишешь письма домой, чтобы забрали, и чувствуешь себя одиноким и ненужным. Но тогда, в моем советском детстве, у родителей был очень маленький отпуск. И тебя оставляли в лагере. Стерпится-слюбится. У американских детей все не так. Плохо-терпи. Очень плохо-сделаем тебе хорошо.
Лайза уехала во Флориду, и я очень тепло пожелала ей счастливого пути. Мысленно. Направляясь за заслуженным гонораром.

- Ну что, Лика, отправитесь отдыхать на эти деньги? После Лайзы-то, я думаю, имеет смысл? - поинтересовалась у меня секретарша папы Фила, отсчитывая зеленые купюры.

- Да, я поеду отдыхать. Но, знаете, ведь на самом деле Лайза хорошая, грустно сказала я. А собеседница пожала плечами: Я знаю только то, что это очень хитрый ребенок...